Вереск и олива

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вереск и олива » Банды Нью-Йорка » 15.10.1928. Круги по воде.


15.10.1928. Круги по воде.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Время и место действия:
15.10.1028, девять часов вечера. Нью-Йорк, Восточный Гарлем, "Клуб Коттон".
2. Участники:
Оуни Мэдден, Чарльз Лучано, Крис Блок.
3. Краткое описание:
Побежали круги по воде после гибели Д'Аквила и старым приятелям имеет смысл обсудить возможные совместные - или не совсем - планы действий, чтобы поймать волну, а не попасть под нее.

Отредактировано Оуни Мэдден (Ср, 19 Июн 2013 14:20:10)

0

2

Патефон крутил-крутил бликами пластинку, выдувая из раструба тихие звуки музыки; серебрились ранние осенние сумерки сквозь окно, не нарушаемые никаким освещением. Шелестнули страницы книги, окутанные сизо-голубым дымом сигары, блеснули кубики льда в стакане, бликами прорезая янтарь виски. Осыпался слегка пепел с сигары на темно-коричневый переплет, и был с коротким матерком послан прочь щелчком пальцев.
Тикают консольные часы – важно, величественно, звуком заполняя стены кабинета. На тяжелом эбоните трубке тусклой чернотой поблескивает уходящий осенний день, и взгляд нет-нет, да устремляется на нее – случится ли, наконец, звонок, и случится ли? Кубики льда лениво, влажно брякают в отставленном на столешницу стакане, и продолжают подрагивать, тщетно пытаясь отвечать мелодии, что звучит сейчас внизу. Время раннее еще, но музыканты зря свой хлеб не едят, - Оуни прищурился, прислушиваясь к зажигательным переливам саксофона в холле, отголоски которых играли на кубиках льда в его виски. Усмехнувшись, сграбастал стакан, осушил жадно, неприглядно, хлюпая шмыгнул носом, пыхнул сигарой, и, послюнив палец, перелистнул страницу. Лучше б этих русских не переводили на английский – в старушке Европе, да у Америки что, своих умников нету? Мэддон фыркнул, скользя взглядом по ровным рядам отпечатанных строчек. Проку в переписке молоденькой вертихвостки и вздумавшему за ней приволокнуться полунищего старикашки немного.
Виски, и отрешенное восприятие приторно-слезных, незапамятных времен речевых оборотов настраивали на лад язвительный. Это ж русские так говорили, да притом давно… нет, вряд ли так изъяснялись американцы. Даже в те года, за тридцать лет до рождения Оуни. Не та страна, не те нравы, - он усмехнулся, глазами пробегая еще одно сентиментально-душестрадательное письмо старикана, зацепился взглядом за черный блестящий изгиб телефонной трубки, и та задрожала, словно чувствуя, а мгновением позже задымленную сигарой тишину кабинета прорезал телефонный звонок.
Звонил кто-то из подручных Лучано. Хорошо, он всегда рад, Оуни. Чарли будет через час? Без проблем, он будет только рад. Чего сам-то не позвонил, а? Ладно, передай шефу, ждут его.
Трубка рассеянно клацнула по металлическим рычагам, Мэддон поскреб висок указательным пальцем, и последней, глубокой затяжкой прикончил сигару, мимоходом мазнул окурком по темно-коричневому перелету книги, и швырнул его в пепельницу. Откинувшись на спинку кресла, он сощурился в густеющий кабинетный полумрак. Порция тишины и спокойствия на сегодня получены. А книжка дурацкая, - том за авторством какого-то русского, чьей фамилии, оканчивающейся вроде как на «-ски» Оуни не запомнил, сиротливо темнел на столе, рядом с затухающей сигарой, что дымилась в керамической пепельнице. Мэддон пошевелил затекшими плечами, размял шею, и шагнул к двери, за которой разливался уже предвечерними звуками его «Клуб Коттон». Прибытия Чарли следовало ожидать совсем скоро, посему он отдал приказания по данному поводу, и спустился к сцене, в ресторан – понаблюдать за генеральными репетициями вечернего шоу, которое вполне могло выглядеть, как шоу полноценное, если б актеры так не бранились в процессе. Отметив про себя верткое белое пятнышко – Вельвет, смотрящейся белогрудой ласточкой среди ворон, Мэддон удовлетворенно заулыбался про себя. Хорошая находка, нет сомнений – этакая вишенка на верхушке уже всем приевшегося шоколадного крем-брюле. Чернокожий стиль выдерживался, но крошка Валентайн крайне органично вписалась в труппу именно своим контрастом – легконогий эльф, словно с тех самых зеленых холмов Ирландии, которых Оуни никогда в жизни не видал.
Подошел Гэвин, шепнул на ухо, что телефонировали от угла – Лучано будет с минуты на минуту. Мэддон спустился к холлу – встречать долгожданного гостя.

Отредактировано Оуни Мэдден (Ср, 5 Июн 2013 03:36:07)

+3

3

- Сальваторе. Красивое имя, мне оно нравится больше. Почему тебя так никто не называет? - поинтересовалась Шерил.
Чарли расслабленно улыбнулся. Он лежал на огромной двуспальной кровати в своем шикарном пентхаузе, положив голову на прелестные девичьи коленки, холодившие щеку и горячившие кровь. Шерил, его подружка, с которой Лучано был вместе последние несколько месяцев, рукой перебирала жесткие волосы своего кавалера и как обычно задавала странные, вызывающие улыбку вопросы.
- Иногда называют, - ответил ей гангстер. Например, его называли так в полицейском участке, все-таки по документам он значился именно как Сальваторе Луканиа. Озвучивать такой пример вслух Чарли, разумеется, не стал, и ответил, как обычно в общих чертах. – Просто редко. Сальваторе трудно произнести обычному американцу.
- Глупости, - тихо возразила девушка.
Ей было чуть больше двадцати. Правильные черты лица, выразительные синие глаза, тонкий изгиб бровей, чувственные губы. У нее были длинные темные волосы и светлая кожа. Эта прекрасная цветущая роза была найдена Чарльзом в одном из подконтрольных ему борделей. Шерил привлекла внимание практически сразу, сперва, красотой, а затем и сообразительностью. Слишком много к себе внимания она не требовала, с ней частенько можно было вот так просто полежать в полумраке и поговорить, о какой-нибудь ерунде, чтобы хоть как-то отвлечься от дел.
- Расскажи мне про Италию, - попросила его Шерил и, улыбнувшись, добавила, - Сальваторе.
Чарли ответил не сразу.
- Что тебе рассказать? Я уехал оттуда еще ребенком.
- Расскажи, что помнишь.
Вновь задумавшись, он уставился в потолок. Потом прикрыл глаза и попытался окунуться в детские воспоминания.
- Там тепло.
- Как в Майами?
- Примерно. Там на деревьях растут лимоны и мандарины. Там нет ночных клубов, небоскребов и мостов. Там много старых церквей. И старых домов. Там все очень старое.
- А ты видел Колизей?
- Нет, он в Риме, а я сицилиец.
- Жаль. А хотел бы увидеть?
Чарли пожал плечами. На самом деле вытащить его куда-нибудь за пределы Нью-Йорка было практически невозможно, его устраивало тут все, а если он захочет посмотреть на развалины, съездит в Бронкс – это гораздо ближе.
- Я бы хотела, - продолжала Шерил, которая дальше Нью-Джерси, где жила ее тетушка, никуда не ездила. – Там наверняка очень красиво.
- Поверь, там нечего делать. Италия – очень бедная страна, - излишне холодно ответил Чарльз и, поднявшись с кровати, стал поправлять волосы и застегивать верхние пуговицы на рубашке. – Поехали лучше в Гарлем, я познакомлю тебя с Оуэном Мэдденом, он владелец Коттон Клуба.
- Ты как обычно о деньгах. И что я буду делать в этом Коттон Клубе? Опять оставишь меня одну?
- Нет, с Томми.
- Езжай без меня, - равнодушно ответила Шерил, - я лучше прогуляюсь по магазинам.
Чарльз повернулся к девушке. Ему не нравилось, когда она говорила таким тоном, будто бы он в чем-то виноват.
- Нам с Оуни нужно решить пару вопросов, это ненадолго.
- Решайте, я же не запрещаю.
***
Томми Луккезе был телохранителем Чарли, а заодно его шофером и любимым головорезом, которому можно было доверить решение самых деликатных вопросов. Лучано именно его попросил связаться с Мэдденом, чтобы предупредить о вечернем визите.
Около семи вечера кадиллак Чарльза остановился возле центрального входа в Клуб Коттон. До начала шоу было еще рано, но народ уже потихоньку собирался рядом на улице. Чарли поднялся по лестнице, поздоровался с охранниками и, пройдя в холл, увидел хозяина клуба. Оуни не поленился выйти и встретить гостя, что не могло не польстить молодому сицилийцу. Лучано поприветствовал Мэддена и представил ему Томми:
- Томми Луккезе. Оуэн Мэдден.
Чарльзу нравилось то, как Оуни вел дела. Их с Мейером заведения хоть и пользовались популярностью, но все равно, ни в какое сравнение не шли с Коттон Клубом, ставшим одним из самых модных заведений, не то что Гарлема, а всего Нью-Йорка.
- Дела идут в гору? – улыбнувшись, обратился к Мэддену. Чарли осматривался по сторонам. Все-таки в этом долбанном негритянском районе крутились огромные деньги, и Лучано часто подумывал над тем, как бы ему сюда забраться.
Он снял плащ со шляпой и передал их подоспевшему чернокожему служащему. Томми сделал то же самое, и оба приготовились следовать за хозяином заведения.

Отредактировано Чарльз Лучано (Ср, 5 Июн 2013 21:04:22)

+2

4

Огни озаряли холл ярким теплом; сквозь мешанину звуков «Клуба» был слышен оживленный гул начавшей собираться снаружи толпы посетителей. Служащие наводили последний лоск, мельтешили чернокожими пятнами, белозубо вспыхивали улыбки, когда Мэдден быстрым шагом спустился по лестнице в холл. Стеклянные полотна входных дверей плеснули отражением светильников ему навстречу, издалека, и Оуни сощурился, а край рта весело пополз вверх. Чарли-пройдоха, собственной персоной, - глядя в глаза-маслины итальянца, он пожал его руку, отвечая на приветствие. По голосу он узнал в представленном Лучано парнишке того самого подручного, с которым давеча разговаривал по телефону.
- Рад видеть тебя, Чарли, - усмехнулся Мэдден, делая знак гостям следовать за собой. – Тружусь помаленьку, как видишь, - швейцар у дверей главной залы благоразумно отступил в тень, и хозяин клуба обеими руками распахнул тяжелые створки. Как по заказу, в оркестровой ложе взмахнула дирижерской палочкой чернокожая рука, и краткое соло на трубе начало репетируемый фрагмент. Блеск полировки, позолота, вспыхивающие белизной крылья скатертей, покрывающих столы, начищенные до боли в глазах столовые приборы, ниспадающие каскады цветочных гирлянд, искрящийся хрусталь люстр и труппа, всколыхнувшаяся цветными пятнами на озаренной огнями рампы сцене при виде босса в который раз пробудили где-то в широченной груди Мэддена сладкое, щемящее, почти кружащее голову чувство. О, «Клуб Коттон», единственная зазноба, что лучше любой из женщин. Это ее он осыпает роскошью и ей делает подарки, это ее он воспитывает в послушании, словно супругу, это здесь его средоточие, суть и сердце, его – Оуни Мэддена.
Он с улыбкой покивал приветствующей его труппе, делая знак – мол, не отвлекаться от репетиции, и, чуть пожав плечами, обернулся к Лучано.
- Они рады видеть тебя, как меня, - и действительно, танцовщицы дружно принялись стрелять глазками в сторону симпатяги итальянца, впрочем, к чести их будет сказано, выделывать свои па они не забывали. – Пойдем, выпьем, поболтаем, - без лишних далее церемоний он провел Чарли и его подручного в свой кабинет, где расторопным Гэвином была уже убрана бестолковая русская книжка, зажжен свет, и сервирован столик с отличным бурбоном, подходящей закуской  и коробкой превосходных виргинских сигар. Патефон помалкивал, но звуки музыки из залы сюда доносились.
- Белка Гэвин. Чарли Лучано. Томми Лукезе, - представил Мэдден своего помощника гостям. Щуплый Гэвин, чья фамилия  на самом деле была Доэрти, на фоне здоровяка босса смотрелся едва ли не подростком, но подвижная мимика выдавала его возраст – на самом деле, ему было хорошо за сорок. Оуни ценил его за острый ум и расторопность, и способность с поистине беличьей ловкостью добывать нужную информацию. Его так и называли – Белка Гэвин, отчасти из-за ирландской рыжины в шевелюре и острых темных глаз. Вежливо поприветствовав итальянцев, Белка мимоходом перемигнулся с боссом, и исчез, словно и не было – даже входная дверь не скрипнула.
- Какие новости в большом городе? – поинтересовался Оуни, отрезая кончик сигары и подкуривая. Он и гости уже удобно расположились вокруг сервировочного столика, и стаканы Чарли и Лукезе он наполнил собственноручно. – А то вишь, закопался как тот крот тут у себя, носа не кажу наружу, все танцульки на уме, - он усмехнулся, выдыхая дым. Простецкий говорок, простоватая рожа Мэддена может, кого и ввела бы в заблуждение, но вот Лучано-то – вряд ли. Тем более, что «большой город» будоражило после событий с Д’Аквила как Гудзонов залив в бурю, и Мэдден не мог этого не знать.

Отредактировано Оуни Мэдден (Чт, 6 Июн 2013 06:19:22)

+1

5

Чарли давно усвоил, что деньги в Америке решают всё. Будь ты хоть трижды славным парнем, но не имей за душой миллиона другого долларов, никто не будет суетиться вокруг тебя, строить глазки, встречать и лично провожать в свой кабинет. С Мэдденом они были друзьями ровно до тех пор, пока видели выгоду от этой дружбы. То же самое впрочем, можно было сказать и про остальных. По большому счету это было применимо и к Бену с Мейером, которые также, если звонили и просили встретиться, то хотели поговорить не о погоде, а о делах. «Твои друзья будут вспоминать о тебе только в том случае, когда им что-то будет нужно», - говорил как-то Ротштейн за игрой в покер. Было это давно. Чарли запомнил его слова, тогда он был моложе и наивнее, а сейчас понимал, что сказанное Арнольдом – правда. Он ведь и сам так поступал.
Поздоровавшись с Оуэном, Чарли вошел в распахнутые перед ним двери, за которыми предстал во всей своей красе знаменитый Коттон Клуб, заведение, где каждый вечер превращался в праздник. К очередному такому празднику клуб сейчас и готовился. Чарльз задержался чуть дольше напротив сцены, где молоденькие стройные негритянки репетировали свой танцевальный номер, получалось у них это отменно, недаром считалось, что к Мэддену попадают только самые лучшие.
- Хорошо, что я не взял с собой Шерил, -  отшутился Чарли в ответ на реплику Оуни относительно взглядов танцовщиц. На одну из них он засмотрелся дольше, девушка привлекла внимание нетипичным для данного заведения цветом кожи, если бы не надетый на нее сценический костюм, Чарльз бы подумал, что это чья-нибудь подружка, того же Мэддена или кого-то из его ребят. Захотелось даже остаться и посмотреть на ее выступление, но, увы, дела были важнее.
Лучано проследовал за Оуэном в его кабинет, где суета и громкая музыка оркестра не мешали им разговаривать. Там ему представили человека по прозвищу Белка, названному так не иначе как за рыжую шевелюру. Узнать о нем больше возможности не представилось, Белка Гэвин стремительно покинул кабинет, оставив своего шефа наедине с гостями. Чарльз опустился в кресло и, не притронувшись к бурбону, спросил вина, которое уважал куда больше, несмотря на славу «бабского пойла». Томми сел в соседнее кресло и закинул ногу на ногу.
Новости в городе были не лучшими, и Лучано сомневался, что Мэдден перестал читать газеты или общаться с людьми их круга - весть о смерти Сальваторе Д’Аквила разнеслась по городу часа за два с момента его убийства, а на сегодняшний день с тех пор миновала почти неделя, даже похороны «сыграть» успели. Кстати, как раз сегодня.
- А то ты не в курсе, - ответил Чарльз. – Проводили сегодня в последний путь нашего уважаемого босса. Зрелищная была церемония, я тут заодно подумал, может тебе вместо бродвейских постановок заняться организацией похорон? Дело прибыльное, и недостатка клиентов в ближайшее время не предвидится, - обратился к Оуни, иронизируя.
Чарльз присутствовал на церемонии совсем недолго. Возложил цветы, выразил соболезнования родным и близким и поспешил убраться поскорее, пока находившиеся там же Массерия и Маранцано не вцепились друг другу в глотки у всех на виду. По словам Вито, выйдя из церкви, они все же ввязались в словесную перепалку, но дальше угроз дело не зашло. Надолго ли? Имея представление о том, кто входит в расстрельные списки того и другого, Лучано не тешил себя надеждами, что все обойдется. Для него сейчас было главным самому не попасть под раздачу, потому он и старался держаться в стороне, не присоединяясь ни к одной из сторон. Во всяком случае, пока.
- Массерия не станет  доверять похороны своих людей не-сицилийцу, да и Маранцано тоже, – подметил Томми, угощаясь сигарой.
Чарльзу в ответ оставалось лишь развести руками, как бы извиняясь перед Мэдденом. Поспорить с этим он не мог.
- Ну, а у вас тут как? – поинтересовался в свою очередь Лучано. – Слышал у Голландца проблемы с черными. Или это у черных проблемы с Голландцем?
- С Голландцем у всех проблемы, - хохотнул Луккезе, услышав имя одного из самых распиаренных газетами гангстеров.

+1

6

Вечером, Крис был в ресторане «Белая акула», а точнее в его подвале, где был основной офис. Обычно, он вел дела здесь, или же на складе в порту.  Последняя партия спиртного была доставлена из-за рубежа, без проблем и по времени уже должна была быть разгружена.
Парни сопроводят его на склад заказчика, а потом получат свои деньги. Аванс за работу, Блок уже получил и отложил в общую кассу. Очень давно, когда только все начиналось,  он поклялся перед другими, что не присвоит лишнего гроша из общих денег, что они будут получать. Это было согласно морским законам. Крис Блок или Змей был в недалеком прошлом моряком и очень почитал эти законы. Груз был из Франции, шампанское и вино, причем везти его пришлось обманными для военных кораблей маршрутами. Для каждого рейса, маршруты были свои и часто они изменялись, пока с этим проблем не было. Крис  сидел и читал газету.
Вдруг открылась дверь, и в комнату вошел небритый мужчина лет сорока в старом пиджаке и морской фуражке.
- Шкипер, там к тебе, курьер, говорит, что приглашение доставил. – сказал этот тип.
- Да? А от кого? – немного не разобравшись, поинтересовался Крис.
- Говорит из «Коттон Клуба», так, что мне с ним делать? – разводя руками отозвался тип.
- Заплати ему, и пусть идет, а приглашение сюда. – подвел черту Змей вставая из-за стола. Было любопытно почитать, что там написано. В клуб, он не раз отправлял различное спиртное, иной раз первый сорт. Да и с хозяином был тоже знаком, народу там всегда была тьма тьмущая, однако самому Крису больше были по душе простая пивная или ресторан с морепродуктами. Такой уж был характер у пропитавшегося морской солью бывшего боцмана с судно-контрабандиста. Вообще его банда, как и он сам, не выделялись ни чем, это их и отличало, они не одевались красиво и не выдавали то, что у них есть деньги. Одежду все носили старую – рабочую, однако удобную, да и из порта и рабочего квартала редко кто высовывался.   Но Крис не привык ссориться с партнерами, тем более и они не хотели ссориться с ним. Наконец, ему принесли конверт с приглашением, там была кратко написана просьба приехать в клуб в указанное время.  Через пол часа, Крис вышел из ресторана. Одет он был в темный костюм, и темные туфли, однако рубашка его не была до конца застегнута и под ней была видна тельняшка, которую, он не собирался снимать, чего нельзя было сказать, о его привычной одежде, которую пришлось заменить, Змею это не особо нравилось, но выбора в данном случаи не было. Не расстался он и с морской фуражкой. 
С собой он взял Курта Вагнера – одного из ближайших подручных, этот тип раньше служил на подлодке, но потом попал в плен к американцам, а после тюрьмы остался в США, работал на верфи, а потом попал в банду докеров. Отличался этот тип весьма не слабой физической силой, хотя он был и не глуп тоже.
Вместо себя, он оставил старика Купера, который не плохо ведал во всем хозяйстве, об этом человеке, тоже можно было не мало рассказать, но не все сразу.
Добрались, они достаточно быстро, однако машина была поставлена в стороне от клуба, чтобы не привлекать внимания, клуб этот был не для бедных. В клуб, удалось пройти без проблем, единственное, что было не понятно, почему через парадный вход? Это тоже можно было отнести к характеру не привыкшего к комфорту моряка.

Отредактировано Крис Блок (Вс, 16 Июн 2013 01:03:23)

+2

7

На изгибах полировки и деревянной резьбы лежали блики света; живое пламя в камине постреливало приветливо и радостно, отражаясь оранжевым в гранях хрусталя, подсвечивая темно-рубиновое в бокале сицилийца. Мэдден отсалютовал бокалом, усмехнувшись, сквозь прищур поглядывая на своих гостей. Громыхнуло из залы – величественно, торжественно, и даже печально, нагнетая обстановку. В спектакле музыка сменилась, владея чувствами слушателей, а здесь, сопровождая речи о гибели Д’Аквила, лишь подчеркивала случившееся. Они с Лучано могли сколь угодно долго скалить зубы в улыбках, но серьезности ситуации это не умаляло.
- Упокой Господь его душу, - скорбно покачал круглой головой Мэдден. – Хотя и жадной же задницей она была – и это одна из причин, по которой ни один не-сицилиец не сунется устраивать вашим похороны. Мало платят, - он улыбнулся, показывая, что шутит, и улыбка на его лице оставалась, даже когда речь зашла о Голландце.
Лански-Лански, не сидится же тебе, маленький еврейчик, на одном месте, - вновь чуть качнув головой, Оуни приложился к стакану. Вопреки сказанному гостями, у него вот не было проблем с Голландцем, и, их слова же подтверждая, обитатели Гарлема были Мейером не слишком довольны. Благо, есть Мэдден – такой неторопливый буфер, смягчающий резкие повороты в хитросплетениях взаимоотношений Лански и чернозадых.
- А, собака лает, караван идет, - отмахнулся Оуни. Посвящать сицилийцев в проблемы Восточного Гарлема он не собирался, ибо дружба с Чарли – дружбой, а вот табачок врозь. – Все не шумнее обычного, а что болтают – так то слухи преувеличены, газетчиками, в том числе, - и, как никто другой, Оуни знал цену информации. – Поганое племя, но иногда полезное, эти газетчики, - в особенности, вовремя купленные.
Консольные часы мелодично пробили половину десятого. Снаружи кабинета послышались чьи-то шаги, и рыжеволосая голова Белки проснулась в щель между дверью и косяком; уловив короткий кивок шефа, Гэвин ввел в кабинет высокого парня в костюме пусть неплохом, но сидевшем кривовато – так, словно посетитель непривычен был к подобной одежде.
- Полагаю, Чарли, ты знаком с мистером Блоком, - поднимаясь со стула, Мэдден сделал шаг к новоприбывшему, и пожал его руку. – Кажется, на днях у нас с ним шла речь о новой поставке европейских вин. Что скажешь?
Блок, человек ирландцев, был вхож к Мэддену, как человек, имеющий дела непосредственно в зоне поставок спиртного, в буквальном смысле – как еще назвать порт Нью-Йорка?

Отредактировано Оуни Мэдден (Ср, 19 Июн 2013 14:19:41)

+1

8

В ответ на замечание Мэддена о жадности сицилийцев Чарли мог бы ответить: "ты, должно быть, не имел дел с евреями", если бы не знал, что тот тесно общался по крайней мере с одним из них, чья натура, несмотря на прозвище "голландец", а также смену вероисповедания, оставалась все такой же стопроцентно еврейской. Достаточно было взглянуть на костюм Шульца. Имея огромный капитал за душой, пивной король славился скупостью и одевался, как какая-то свинья.
- Черт возьми, откуда такие стереотипы? - смеясь, Лучано переглянулся с Томми, который также был родом с Сицилии. Луккезе пожал плечами, тут они, как соотечественники, выражали полную солидарность.
Шутки шутками, но сложившаяся ситуация представляла опасность. Сицилиец посмотрел на Мэддена - спокойный и уверенный в себе. Шульца он всегда покрывал, какие бы глупости тот не совершал. Сейчас Чарли не собирался никого критиковать, он пришел просто поговорить, ну, и чуточку предостеречь.
Он обратился к Оуни, зная, что Голландец, не чтущий никаких авторитетов, по какой-то неведанной никому причине прислушивается к этому ирландцу:
- Ты присматривай за ним, - голос Чарльза хоть и звучал мягко, но когда он начинал так говорить, заглядывая при этом собеседнику в глаза, а через них словно и в саму душу, его старались слушать внимательно и до конца.  - Газетчики даже купленные могут быть опасны, они привлекают к нам ненужное внимание. А когда внимания будет слишком много, общественность начнет требовать нашей крови. И власти, какими бы продажными они не были, будут вынуждены эту жажду крови утолить.
Говоря о крови, Чарли поиграл бокалом с вином, цветом сильно напоминавшим предмет разговора. Сделав глоток, он вернул его обратно на столик - знакомый вкус, кажется, они торговали таким же.
Смочив горло, Чарли продолжил:
- Таким образом, выходки Шульца - наши общие проблемы. И Массерия с Маранцано, к сожалению, тоже. - Конечно Чарли не отрицал, что дела мафии касаются его в куда большей степени, нежели Мэддена, но все же он надеялся, ему удалось донести идею того, что все они существуют в одном едином пруду и состояние водоема в конечном счете оказывает влияние на всех его обитателей.
- Тото Д'Аквила считался "боссом боссов".
- Capo di tutti capi, - подхватил Томми, произнеся данный титул на языке оригинала, являвшемся двум сицилийцам родным.
- С его смертью это место становится вакантно, - продолжил Чарли, объясняя Мэддену суть проблемы. - И Массерия с Маранцано готовы будут на все, чтобы его занять. Это может поднять много шума.
Чарли услышал за дверью приближающиеся шаги и, прервавшись, обернулся, когда дверь за его спиной открылась. На фоне вошедшего человека даже Голландец Шульц казался эталоном элегантности. Крис Блок, коим был новоприбывший, явно перепутал один из самых дорогих клубов города с портовым складом. В очередной раз.
Разумеется они были знакомы. И теперь Чарльзу было ясно почему вино казалось знакомым. Поднявшись, Лучано пожал руку Крису. Томми сделал тоже самое.
По крайней мере, если продолжать их сравнивать все с тем же Голландцем, Блок был управляемым, он не беспредельничал и, следовательно, с ним можно было вести дела (не в таких, правда, как Клуб Коттон местах). Чем Чарли уже не первый год занимался.
- Что скажу? Мне старая поставка уже больше месяца дойти не может, - садясь обратно в кресло, ответил он Мэддену о том, что думал. Собственно с Крисом они как раз не так давно эту тему обсуждали, для Лучано с его объемами заказов она была не маловажной.

Отредактировано Чарльз Лучано (Пн, 17 Июн 2013 21:41:02)

+1

9

- Добрый вечер, господа! – поздоровался Крис, отвечая на рукопожатие  с начало Оуни, а уже потом Лучано.
- А мы знакомы! – сразу же ответил он, на попытку  его представить. Может быть,  Крис  и перепутал дорогой клуб со складом, но он не любил ссориться и поэтому, не отказался придти. Хотя и так было понятно, что эти дорогие клубы, не его тема. Моряки, тем более рядовые матросы жили не богато. Хотя, у Криса и его людей, были деньги и не малые, но они это не афишировали.
Этим они и отличались. Народ получал прилично за работу, да и артель старалась.
- Поставка французского вина практически завершена, час назад ее разгрузили, скоро должны привести на указанный склад. Твоя тоже пришла сегодня, скоро должна быть на складе! – ответил Блок, он отвечал одновременно на оба адресованных ему  вопроса. 
С той старой поставкой вышел накол, но тут его вины не было, шторм предсказать крайне трудно, природа вообще непредсказуема. Судно было повреждено во время шторма и было вынуждено зайти в порт Сантьяго Де Куба, что на Кубе, для ремонта. 
Но сам груз был в порядке, об этом Крис узнал позавчера, оставалось только ждать. Подготовить места выгрузки, основное и запасное, чтобы в случаи попыток полиции или береговой охраны, воспрепятствовать ввозу спиртного.  Такую тактику применяли не раз, пока она трещины не давала.
- Кстати говоря, мне звонил мой человек, сегодня утром, он отправил вагон, послезавтра в Нью-Йорк прибудет новая партия. Двадцать автоматов,  сорок винтовок,  пятьдесят пистолетов и револьверов.  Все чистые и в деле не были. -  это уже было адресовано Чарльзу,  он высказывал не так давно идею о покупки оружия.
Этого добра, у Криса было навалом, по складам, которые использовались исключительно для оружия, по большей части это и приносило ему один из основных доходов.  Пока бизнес удавалось соизмерять с интересами итальянцев, Змей делал все возможное, чтобы это долго не заканчивалось, да и итальянцы пока не тянули на себя одеяло. Ни они, ни тем более Крис, за эти годы не подняли ни одного пятака с обеих вверенных им территорий.  Хотя о делах, конечно, можно было говорить много, но надо было и не забывать, что его позвали и отдохнуть.  Можно было, выпить.
Однако ни кто из них еще не подозревал, что с этой поставкой совсем скоро начнутся сложности.

Отредактировано Крис Блок (Вт, 18 Июн 2013 01:49:16)

+1

10

Ведь Чарли неплохо же знал Голландца, и знал же, что оный упрям, как стадо ослов, и «присматривать» за ним дело безнадежное – как вобьет себе чего в башку Лански, так не вышибить за просто так. Дубинкой по башке, разве что. Кто б отрицал-то, что веселье Голландца скажется на всех, кто с ним связан – и кому, как не партнеру его непосредственному, Мэддену о том знать?
Чуть заметно поморщился Оуни, улыбаясь безмятежно на итальянские слова – ох, горяча же сицилийская ваша кровь, гости дорогие, и ребенку понятно станет, что ее прольется вскорости немало. А с другой стороны, кто здесь не горяч? Итальянцы в запале крушат направо и налево, евреи вцепляются чистокровными бульдогами, ирландцы ни тем, ни другим не уступят – а он, Мэдден? Не потому ли, что кровь его с флегмой британской наполовину, так спокоен? Или то отголоски «Песни песней», отзвуки приобретенного спокойствия и умения ждать. Теперь-то его у Мэддена хоть отбавляй…. Да и по сути своей, чего вся эта грызня будет стоить? Напряжения инстинктов для Оуни, по большей части, а не мозгов. Потихоньку ваять-растить свою империю, респектабельностью да благонадежностью завоевывая людей. Тише едешь – дальше будешь.
Оно-то абсурдно стало бы, отрицать очевидное, насчет покойного Тото. Вцепятся теперь друг в друга сициляги, то-то же будет на что посмотреть. Одна сторона Мэддена привычно осторожничала, перебирая варианты действий в ключе грядущих разборок между заправилами Нью-Йорка, а другая уже мысленно запустила хваткую пятерню в оставшееся без присмотра добро. В городе-то большом дело такое, клювом щелкать не с руки. Но пока не время. Оуни знал, что уже сейчас Белкой и прочими ребятами собирается все нужное, все самое важное из информации. Незаметно, четко… тихо.
- Какой ты громкий, мистер Блок, - усмехнулся Мэдден, подливая себе виски. – Ладно, хоть вести твои хороши, наконец-то, с приветом-то из далекой страны Лягушатии. Проблем не возникло, нет? – Гоферы должны были обретаться в порту, но особой надежды на эту группу у Мэддена не было. Зеленые пока, неоперившиеся. С другой стороны, Крис контролировал порт в должной мере, и вопрос был задан так, для проформы.
- Джентльмены, - Мэдден грузно, но живо поднялся с кресла, чуть поправив закатанные рукава рубашки, открывающие заросшие светлыми волосами могучие руки, - а скоро клубу открываться же. Не оцените ли новое шоу? Под него и о делах веселее будет говорить, - и, особо ответа не ожидая, потому что не стали б отказываться давнишние мэдденовы приятели, повел он их из кабинета прочь, к личной ложе. Порскнул рыжим пятном впереди Белка – распорядиться. Мэдден обернулся назад, весело скалясь.

+1

11

Чарли не сильно волновался о том, как его груз доберется от доков до складов. В этом бизнесе он был уже много лет, фактически с первых дней введения Сухого Закона, и сейчас схема поставок представляла собой четкий хорошо отлаженный механизм, в котором каждому была отведена своя роль. С Блоком, как уже отмечалось, они также работали не впервые. Парни Змея знали с кем нужно связаться и куда везти товар. Люди Чарли Лучано и Мейера Лански их обязательно встретят и примут партию, проверив и пересчитав содержимое ящиков. На следующий день, загрузив вино, шампанское и коньяк в свои грузовики, они повезут их по лучшим заведениям Манхеттена, возвращаясь оттуда с толстыми пачками денег, с которых естественно не заплатится ни цента налогов.
Что же касалось оружия, этот товар был новым для Чарльза и представлял уже бОльшую опасность, нежели торговля спиртным, которая, по большому счету, и чем-то предосудительным в обществе не считалась. Несмотря на это Лучано считал, что связями Криса в данной сфере было бы грех пренебречь. Выступая в привычной для себя роли посредника он нашел людей, готовых купить оружие и договорился с Блоком о поставке, рассчитывая неплохо подзаработать на комиссионных. Этими деньгами ему ни с кем делиться не придется, во всяком случае, до тех пор, пока этого не затребует Массерия, любящий время от времени упрекнуть Чарли в том, что, дескать, тот наживается за его счет (хотя в действительности Лучано приносил ему денег куда больше, чем любой другой лейтенант в его семье, даже исключая долю с алкоголя, которую он платил Ротштейну, а не Джо Боссу).
Услышав о том, что вагон с грузом завтра придет в Нью-Йорк, сицилиец удовлетворенно кивнул.
- Отлично. Я хочу подъехать и посмотреть товар. - Если содержимое ящиков с алкоголем, возимое ему Крисом, было хорошо знакомо Чарли, то вот с оружием дело обстояло иначе. - Возможно, очень скоро нам потребуется партия гораздо больше, - сказал он Блоку, поднимаясь вслед за Мэдденом.
Перебраться в клуб Чарли не возражал. Похоже, им было за что выпить. Несмотря на разборки старых донов, молодежь продолжала вести дела и притом весьма успешно.
Томми торопливо последовал примеру своего босса, оставив при этом недокуренную сигару в пепельнице. Луккезе в честь посещения Коттон Клуба надел свой лучший костюм. Чарльз также был при параде, в коем он всегда пребывал, выходя в подобные заведения.
- Ты б купил уже себе приличный костюм, - чуть отстав от Томми и Оуни, он тет-а-тет обратился к Крису пока они шли в направлении личной ложи Мэддена. - Производишь впечатление бандита, - улыбнувшись, Чарли дружески похлопал Блока по плечу, пропуская того в ложу вперед себя.
- Так что за новое шоу? Чем удивишь на этот раз? - устраиваясь за столиком, поинтересовался уже у Оуэна. Чарли поглядывал на сцену и взглядом пробежался по присутствовавшему бомонду, среди посетителей он заметил несколько знакомых лиц – «приятелей» Фрэнка из Таммани-Холл.

+1

12

- А у нас, без голоса никак. – подумал Крис, однако озвучивать это для Оуни не стал. Зачем?
И так нужным людям было понятно, что его банда состоит из бывших моряков, рыбаков или грузчиков, и сам Крис, бывший боцман.  Это говорило само за себя. 
Не было смысла, кричать об этом везде, комично выглядело. 
- Там проблем пока нет, могут быть сложности только с погодой, это трудно угадать. – отозвался Змей, это не возможно было угадать, в сущности буря пустяк, но буря буре рознь, тут было нечему удивляться. 
Бывалый моряк никогда не станет рассуждать, какой характер у бури или шторма, хотя Атлантика, часто была не спокойна.  В сложностях взаимоотношений итальянских семей, он не особо понимал, слишком все было непонятно. Другое дело, морское братство, там каждый был на своем месте.
Его заявление про вагон с оружием заинтересовало Лучано, это радовало, на этой партии сам Крис больше заработает, чем на транспортировке последних партий алкоголя. Однако об этом он думал меньше, дело было в другом.
- Подъезжай завтра, часам к трем на товарную станцию, покажу, что привезли. По цене договоримся. – пояснил Крис, это было за минуту до того, как Оуни, пригласил их оценить новое шоу.  Пока они шли, Чарльз посоветовал ему купить получше костюм, это можно было проигнорировать. Это высказывание было не в укор, именно поэтому Крис решил отшутиться.
- Да они на мне, как сюртук на акуле. – немного выждав, пройдя чуть вперед, в шутку ответил Змей, когда Чарли оказался близко.  Ну не шли ему все эти дорогие шмотки, да и не любил он показывать достаток. А потом рабочие люди не поняли бы, а артель была именно таковой.  Это была отличительная черта портовой банды. 
Наконец, все они расположились за столом, больше Крис ничего не говорил, пока молчал. На самом деле, ему было интересно, что за шоу, но как-то все это было непривычно.

Отредактировано Крис Блок (Чт, 20 Июн 2013 21:55:30)

+1

13

Голосом, похожим на переслащенный кофе – крепким, густым, чуть остывающим, вела со сцены соло чуть полноватая, но эффектная темнокожая красотка; выразительная ложбинка меж мерцающих бронзой грудей ритмично покачивалась в такт ее движениям и пению, и от ноты, что Франсуаз взяла последней, даже у мертвеца затеплело бы в штанах – так делать губами, там поблескивать взглядом, и так брать, брать за душу бархатным контральто может не всякая.
- Фу-ух, - украдкой выдохнул Мэдден, ощущая, как на затылке и на висках выступили капельки пота. Случалось ли такое раньше, когда он слушал и смотрел на шоу в любых заведениях этого города? – а фиг там. Молодой был, глупый, музыку слушать не умел. А сейчас… сейчас это словно по нему переступали невысокие каблуки темно-вишневых туфель Франсуаз, это словно его спина была сценой, и он сам аккомпанировал ей, едва ли не собственным дыханием.
О да, это было еще одно удовольствие сегодняшнего вечера. Интересные новости с полей, немало информации для ночных раздумий, под поскрипывание патефона и сигаретный дым, а также двое гостей. Лощеный Лучано со смоляной шевелюрой, которая искрится, как набриолиненная, в газовом освещении, и грубоватый Крис, от которого за версту несет смолой и солью. Для закопавшегося в дебри танцулек, длинных темнокожих ножек и вороха негритянских кудрей Мэддена эти двое стали не просто партнерами, принесшими любопытные известия, они стали весточкой с городских полей, где еще пахнет металлом асфальт, черный от крови Тото Д’Аквила.
… А затем улыбчивые ребята в оркестровой ложе грянули туш, отражаясь блестящими темными, словно ваксой начищенными щеками в надраенной меди труб и саксофонов. Расцвели яркими, нездешними нарядами длинноногие красотки, больше раздетые, нежели одетые, и со сцены рванулся вихрь канкана пополам с акробатическими трюками – так ножки задирать не всякая балерина сможет. Публика неистовствовала, рукоплеская. Буйство красок, золото, музыка, подхватывали искрящейся волной, и Мэддену потребовалось какое-то время, чтобы настроить мозги на нужный лад – глаза его так и впились в солистку данного номера, похожую на гибкую черную кошку красавицу Сэльму. Эта девчонка, чем цвет кожи был словно лучший кофе ее родины, Бразилии, привнесла в труппу Мэддена немало полезного, из тех танцев, что плясала у себя, в Южной Америке. Маленькая эмигрантка крайне удачно попалась на глаза человеку ирландцев, и тот привел ее к Оуни. Темнокожая, грациозная, гибкая – ближе к ночи Мэдден непременно с ней пообщается поближе, хей-хо! – такое она выделывает на сцене, так выгибается и покачивает бедрами, так вертится волчком…
Промелькнула непонятная досада – зачем-то вспомнилась Валентайн. Она действительно была хороша на сцене, почти так же, как Сэльма, но опять же, по-своему. Только после этой темнокожей феерии ему уже казался не столь удачным замысел взять в труппу белую девицу.
А в принципе, такое случалось каждый раз после особенно эффектного и удачного шоу, и к подобному самокопанию Мэдден уже даже привык. Пригубив виски со льдом, хозяин клуба искоса глянул на своих гостей – как им представление?

Отредактировано Оуни Мэдден (Чт, 27 Июн 2013 14:02:54)

+1

14

В "Коттон Клубе" царило веселье: оркестр покорял ритмами, артисты пластикой и голосами, а девушки ко всему прочему еще и красотой. Меж столиков сновали темнокожие официанты, разнося на подносах лучший алкоголь и изысканнейшие блюда. Всё для элиты нью-йоркского общества, которая к разгару вечера пела и плясала вместе с выступавшими на сцене. Количество выпитого здесь исчислялось бочками, но к чести будет сказано, что драк и конфликтов не случалось - никто не хотел быть выкинут на улицу громилами Мэддена, которые пресекали малейший повод.
Лучано же особой эмоциональностью не отличался. В умении веселиться, ему ирландцев было не догнать, и, в общем-то, он даже не пытался этого сделать. Максимум на что он был способен - притом под влиянием вина, которое сицилиец неторопливо потягивал, сидя в компании самого Оуни Мэддена - это хлопать в ладоши, отмечая наиболее понравившиеся номера и наиболее понравившихся артистов или артисток, сопровождая свои авации улыбкой. Особенно его впечатлила Франсуаз. Ее имя Чарли запомнил со слов конферансье, объявлявшего каждый номер. У девушки был огромный потенциал, и Лучано держал пари, что вскоре та станет звездой "Коттон Клуба". Он глянул на Мэддена, чье состояние сложно было описать тем набором слов, которыми пользовался Чарльз в обыденной жизни. Наверное, характеристика "возбужден" была наиболее подходящей.
- Впечатляет, - произнес Лучано в конце номера и присоединился к бурным рукоплесканиям, разве что с места не вскочил, как это сделали многие, вместо этого жестом подозвал официанта и когда тот склонился к нему ближе ухом, попросил, - бутылку лучшего вина для той девушки на сцене, - он кивнул на Француаз, купавшуюся в авациях. - Отнеси ей в гримерку.
- Назвать от кого? - поинтересовался кельнер.
- Нет. Скажи, от поклонника.
Официант покорно поклонился, приняв заказ, и, поменяв грязную пепельницу на чистую, откланился. А Чарли, достав из своего портсигара очередную сигарету, закурил. Хорошие у них выдались "поминки".
Тем временем девушки на сцене танцевали канкан, от которого публика завелась еще больше. Мэдден действительно собрал всех самых талантливых негров Гарлема и при этом сделал из них не рабов, а самых настоящих звезд, которые, тем не менее, вкалывали на него, как проклятые, принося «Киллеру» огромные прибыли.
- Пожалуй, надо чаще у тебя бывать, - сказал Лучано и, салютовав бокалом, докончил его содержимое, после чего затянулся сигаретой и вновь глянул на сцену. - Видел тут во время репетиции одну белую девочку. Она тоже будет выступать? – вспомнив, поинтересовался Чарли.
- Похожа на итальянку, - добавил Томми и Лучано, соглашаясь, кивнул.
За разговором Чарльз не заметил, как со спины к ним подошел один из людей Мэддена, сицилиец поднял на него взгляд – все тот же вездесущий Белка.
- Двое у входа настойчиво требуют мистера Блока, - мужчина обратился к сидевшим за столом и в первую очередь к Крису, надеясь получить разъяснения, что с теми двумя делать.

0

15

По большому счету, вечер был хороший. Приятная музыка, да и было что выпить, хоть Блок и не налегал на спиртное. Пьяницей он не был, хотя по правилу, на сущее пить не возбранялось, а вот в море с этим было строго. Трезвость была обязательным делом, хотя если вспомнить пиратов Эдварда Тича, или, как его  называли – Черная борода, так они пили в море, а от трезвости сходили с ума. На сколько, Крис помнил, что Черная борода, что его команда, была под стать главарю.  Но, не смотря на все эти размышления, было приятно отдохнуть и развлечься, хоть Змей и предпочитал иные виды увисиления. 
- Надо будет, пригласить в портовый кабак, и накормить самой лучшей стряпней. – подумал Змей, относительно Лучано и Мэддена.  В конце концов, сегодня угощают его, а завтра надо, чтобы и он угостил тоже. Честь по чести. Там в кабаках было не так плохо тоже, пусть музыка примитивнее, но зато пища.
- Вот тут я согласен, спасибо, что позвал. Хорошо сидим! – будто попадая в ритм, сказал Крис, когда услышал высказывание Чарльза. Оно на самом деле хорошо, но всему хорошему, как известно, приходит конец.  Так и случилось, когда пришел ирландец и сказал, что двое у входа требуют Криса. 
Это заинтересовало змея, кто может его требовать?  Может быть засада? В конце концов, он оставил старика Купера на всех делах, в случаи чего, должны были обращаться к нему. Кто знает, может его захотят выманить просто и убить, такую тактику преступные группы, часто использовали.
- Как они хоть выглядят? – решил уточнить Блок, мало ли что за люди.
Своих людей, он всех в лицо знал.  Если это свои, то видимо что-то случилось. И если, что возможно, их прислал Купер, то следовало ожидать самого худшего, к примеру нападение на одно из  их заведение или еще что-то. Только в процессе станет понятно, что произошло.

Отредактировано Крис Блок (Пт, 28 Июн 2013 20:03:15)

+1


Вы здесь » Вереск и олива » Банды Нью-Йорка » 15.10.1928. Круги по воде.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC