Вереск и олива

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вереск и олива » Банды Нью-Йорка » 14.10.1928. Держи друзей близко, а врагов еще ближе


14.10.1928. Держи друзей близко, а врагов еще ближе

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Время и место действия:
14 октября 1928 г. Вечер.
Ресторан на Манхэтене.
2. Участники:
Чезаре Ардженто, Энцо Каталано, Багси Сигел, Чарльз Лучано
3. Краткое описание:
Кастелламарцы, значительно уступающие в численности сторонникам Джо "Босса" Массерии, предпринимают попытку перетянуть на свою сторону Чарли Лучано и его людей

0

2

Чья-либо смерть обычно Чарли не волновала, но этот случай стал исключением. Жирный ублюдок, являвшийся его боссом, решил-таки прибрать всю власть в городе к своим рукам и начал с неаполитанца Д’Аквилы, сведя с ним старые счеты. Чем это обещало обернуться, догадаться было не трудно. И Чарли предупреждал Массерию, однако тот, казалось, именно этого и добивался – очередной гангстерской войны, и плевать он хотел на чьи-либо интересы, помимо собственных.
В результате то, чего опасались Чарли и Мейер, аукнулось уже очень скоро.
Встреча проходила в одном не самом фешенебельном, но славившемся хорошей кухней и уютной атмосферой ресторане, располагавшемся на пересечении 12-й и 2-й авеню. Несколько лет назад он даже попал на главные страницы таблоидов, когда здесь пристрелили одного известного гангстера. Популярности, как ни странно, это заведение в связи с инцидентом не потеряло, а напротив, приток посетителей увеличился. Секрет успеха оказался прост, в общественном понимании мафиозный босс не станет ужинать во второсортном ресторане, стало быть, если столики в твоем заведении время от времени сервируются криминальными авторитетами с простреленными головами – это ни что иное как знак качества и в каком-то роде признание.
Больше, правда, не сервировали, но благодарный хозяин не смотря ни на что продолжал радушно принимать в своих стенах людей, не привыкших зарабатывать на жизнь честным трудом, он даже отдал им свой кабинет, чтобы тем было комфортнее. В общем, за деньги он делал все что угодно и давным-давно продался с потрохами Лучано и его людям.
Кабинет этот располагался на втором этаже прямо над рестораном. Чарли сидел, закинув ногу на ногу, на обитом кожей диване и докуривал уже пятую сигарету. Это заведение формально хоть и не было в его собственности, но вел он себя здесь, как полноправный хозяин. Разве что гостеприимство в данный момент ему удавалось демонстрировать все сложнее и сложнее. Лучано около получаса наблюдал, как двое сидящих напротив ирландцев пересчитывали деньги. Да, денег было много, но не настолько, чтобы тратить на это половину вечера, в общем, в умении тех двоих считать Чарли уже всерьез засомневался. И когда один из них в очередной раз взялся за пачку, которую пересчитывал буквально пять минут назад, сицилиец, не выдержав, раздавил в пепельнице сигарету и, поднявшись с дивана, обратился к тому, кто собственно, этих двоих и приволок:
- Черт возьми, Джои, ты где их нашел? Я этой деревенщине не доверю и в ларек за сигаретами сбегать, а ты им сто пятьдесят тысяч отдать хочешь и рассчитываешь, что через неделю они самостоятельно найдут сюда дорогу, - высказал он прямолинейно то, что кипело в нем с первых минут встречи.
Кажется, гости обиделись на это. Один из них даже оскалился. Тот, у которого были проблемы со счетом, вскочил и начал тыкать в Чарли пальцем, правда, прежде чем нашел, что сказать, в его висок уткнулся кольт стоявшего рядом Джо Адониса (Джо в очередной раз согласился со словами друга).
Подойдя к столу, где были разложены пачки с банкнотами, Лучано начал складывать их обратно в сумку. Перед ирландцами он оставил только четыре, аккуратно сложив их в стопку.
- Значит так, здесь двадцать тысяч, можете не пересчитывать и поверить мне на слово. Начнем пока с этого. Если все пройдет гладко, закажем у вас больше.
«Пусть лучше через нас свое пойло возят, чем через кого-нибудь другого», - считал Лучано. Все-таки привезенный ирландцами виски, был вполне конкурентоспособен, и при этом был в разы дешевле, чем тот, который поставляла банда Уоллеса. Сейчас, когда цены на контрабанду с убийством Д’Аквила взлетели почти вдвое, расценки этих парней казались смешными. Ну, а в случае провала «двадцадку» можно будет вычесть из доли Адониса.
- Устраивает? То, что привезли с собой, отдадите Джои.
«Деревенщина», покосившись на ствол, кивнул, и когда Джо убрал от его головы пистолет, поблагодарил вслух мистера Лучано за оказанную честь (для них и двадцать тысяч казались сверхприбылью, а тут еще и перспективы вместо пули предложили). Убрались они из кабинета достаточно быстро – ждать на улице, как им было велено. Адонис же на некоторое время еще задержался послушать лекцию о том кому сколько денег давать и на каких условиях. А напоследок Джо в очередной раз поинтересовался про Уоллеса:
-  Так что в итоге решили? – его волновала контрабанда, на услугах доставки которой Уоллес и его шайка взвинтили цены. Именно в ответ на это Адонис решил искать альтернативных поставщиков и, как ему казалось, нашел их в лице этих двух ирландцев.
- Заберем товар сами, пошлем Бенни за ним, - ответил Чарльз, присев  на край письменного стола. Так они решили с Мейером, посчитав, что сейчас выгоднее будет взять риски на себя. Сигелу сообщили об этом буквально пару часов назад по телефону и попросили приехать, несмотря на свидание с девушкой, похороны бабушки или любую другую причину, которую он мог придумать. Собственно встреча с ним и была запланирована у Чарли на вечер, прежде чем Адонис привел парочку провинциальных муншайнеров.

+4

3

Два часа назад в квартире Сигеля раздался телефонный звонок.

С некоторых пор гангстер возненавидел отвечать на телефонные звонки. После того, как люди этого борова, Массерия, расстреляли Д’Аквила, давящее чувство надвигающейся угрозы не оставляло Бена даже во сне. Никто в окружении бутлегера пока не осмеливался открыто говорить об этом, но у всех на языке вертелось одно и то же слово: «война». Сейчас, сидя у себя в гостиной с бутылкой виски, Багси отчетливо понимал, почему именно Чарли, а не он и не Лански принимал большую часть всех решений в команде. Тихоне Мейеру порой не хватало жёсткости в некоторых вопросах, а Бен был слишком скор на расправу, чтобы руководить подобными делами. Нет, он не боялся. Перемены, казалось ему, это к лучшему. Потому-то он теперь так раздражён: ждать у моря погоды для Бенни всегда было сродни мучительной пытке. Массерия — гнойный нарыв на теле сицилийцев. Так же, как и Маранцано. Не виделось никакого иного пути излечить эту пакостную болезнь, кроме как вырезать поражённый участок.

Два часа назад в квартире Сигеля раздался телефонный звонок. Мужчина молча выслушал сообщение подручного Лучано и ограничился лишь коротким: «понял» в ответ. При этом вспомнив, что накануне вечером у него состоялась куда более интересная беседа вскоре после такого же звонка. Сказать, что Бенни удивился, когда получи лот самых близких людей Маранцано, Чезаре Ардженто и Энцо Каталано, приглашение встретиться, значит ничего не сказать. Потом удивление сменилось пониманием. Разногласия в стане итальянцев зрели слишком давно, опрометчивый поступок зарвавшегося мафиози лишь дал толчок к эскалации конфликта. Массерия, понимали его соратники и враги, перешёл черту, значит, в скором времени он возьмётся за Маранцано. Бойни не миновать, но большинству не хотелось лишней крови. Кое-кто наверняка подумывал о возможности объединить усилия и попытаться убить двух зайцев сразу. Так и вышло. Чезаре и Энцо искали союза с противником. Старым лисам нужен был Чарли. Они попросили Багси об услуге, передать сицилийцу их общий разговор и организовать встречу. Казалось немного странным, что в качестве посредника не выбрали Малыша Лански. Уж он-то куда прозорливее и сговорчивее в подобных делах. Но что вышло, то вышло. Бен тоже был достаточно неглуп, чтобы понять — им всем выпал шанс разыграть хорошую карту. Стоит этим воспользоваться, потом может быть поздно.
Осушив стакан виски со льдом, гангстер сделал ещё один звонок. Попросил сообщить Каталано и Ардженто, что, если они хотят повидаться с Лучано с глазу на глаз, без ненужных свидетелей, то такой шанс им представится сегодня.
Позже, стоя перед зеркалом и поправляя галстук, Сигель почувствовал, что прежнее раздражение совершенно оставило его. Будущее по-прежнему оставалось пугающе туманным, но мысль, что не нужно больше будет сидеть, сложа руки, вселяла спокойствие.

Машин на улицах было на удивление мало. Даже центр пустовал. Под вечер зарядил ливень. Мутный холодный поток подхватывал мусор и уносил его прочь с мостовой в канализационные стоки. Глядя на это зрелище сквозь окно своего «бьюика», гангстер подумал, что некоторую грязь можно смыть только кровью.

Войдя в кабинет, Сигель сразу направился к Лучано:
— Вечера, — Багси протянул товарищу свою широкую сухую ладонь, кивнул стоящему рядом Джо, пожалуй, излишне равнодушно и по-деловому. Отдав крепкое рукопожатие, Бенни сел в кресло напротив Чарли.
— Прежде, чем мы приступим к обсуждению дел, хочу предупредить: я сегодня не один, — выпалил брюнет, сняв с головы шляпу. Взгляд его выражал непонятное торжество, глаза мерцали лихорадочным блеском. Сигель напоминал азартного игрока, который готовится поставить на кон последнее имущество и радуется тому, что не надо больше терзаться сомнениями. Пан или пропал.

Гости должны были явиться с минуты на минуту. Бенни заранее позаботился о том, чтобы кастелламарцев встретили как подобает. Гангстера в ресторане тоже хорошо знали. Багси распорядился, чтобы Чезаре и Энцо проводили прямиком к кабинету, когда они прибудут.

+3

4

- Ребятки, бумажный пакет ещё не нужен? - спросил Энцо, оглядываясь на заднее сидение. "Ребятки", которым выпала на этой неделе сомнительная удача сопровождать всюду двух излишне энергичных стариков, выглядели плачевно, но ещё держались.
За рулём, как и всегда, сидел Чезаре, а значит, путь новенького "Паккарда" был извилист, быстр и полон совершенно внезапно попадающих под колёса кошек. Каталано, казалось, не замечал тряски; он наполовину высунулся из окошка, подставил лицо ветру и впитывал виды проносящегося мимо, умытого дождём Нью-Йорка. В его взгляде в этот момент было больше жизненной энергии, молодости и восторженного задора, чем у едва оперившегося подростка, который впервые берёт в руки пушку.
Однажды кто-то из солдат семьи обратил внимание на поведение Энцо в машине и сказал, что тот похож на собаку, которую хозяин взял в поездку. Энцо от души посмеялся и подарил тому парню скотч-терьера, которого назвал своим именем. Чёрная взъерошенная шёрстка собаки, компактные размеры и улыбчивая морда действительно напоминали самого Каталано.
Подобный жест со стороны консильери показал клану, что господин "Нет проблем" не держит зла из-за шуток и вполне может оценить дружеский подкол со стороны подчинённого. На самом деле он планировал спустя годик-другой, когда новый хозяин крепко полюбит своего питомца, пристрелить собачку. Но это потом, пока он наслаждался репутацией добряка.
Тут машину резко подбросило вверх. Ударившись головой и прикусив язык, Энцо дежурно ругнулся в адрес друга, который далеко не всегда улавливал концепцию снижения скорости перед препятствием.
На заднем сидении громыхали костями и оружием сопровождающие. В нынешнем деле они, конечно, были бесполезны, но на случай неожиданного нападения пригодились бы. И кто бы смотрел фотографии Лукреции, если бы не они? К тому же пожилому человеку так сложно открывать бутылки...

Судя по всему, кошки на улицах Нью-Йорка естественным образом закончились. На последнюю Энцо чуть не наступил, выходя из машины. Да, не зря после каждого победоносного шествия этого "Паккарда" по городу на чёрном рынке наблюдался резкий всплеск поставок русских трёхцветных соболей, полосатых шиншилл и щипаных норок. Если хорошо приглядеться, на выделанных мехах можно было разглядеть следы шин.
Энцо слегка качало, но это было нормальной реакцией на полуторачасовое катание с Ардженто. Он благодарно облокотился на подскочившего служащего ресторана. Головокружение медленно отступало, всё-таки привычка спасала. Хотя бычков-пятилеток укрощать гораздо безопасней и проще, чем ехать с Чезаре по делам. Особенно, если его скрутит в неподходящий момент - тогда приходится держать одной рукой баранку, а другой экстренно растирать другу спину. И всё это на скорости восемьдесят миль в час.
- Парни, мы пойдём поужинаем. Вы ждите. Нет проблем? Вот и отлично.
Пронаблюдав всегда захватывающую миниатюру "Чезаре и его ревматизм выбираются из машины", Энцо кивнул уже подмокшему служащему и пошёл за ним.
Сигельбаум, конечно, не очень хорошо сработал. Пригласить двух видных кастелламарцев на территорию известного вольнодумца Лучано, да ещё и в преддверии войны - это нужно быть оригиналом.
В популярный ресторан пригласить, на Манхэттен. Вечером, когда концентрация людей, зевак и соглядатаев разного толка будет максимальной. Сигел мог бы, если уж на то пошло, сразу дать объявление во все газеты: "Чарли, он тебя не заслуживает. Будь со мной, я очень жду тебя. Клан Маранцано. (б. и.)"
Но это пусть Лучано разгребает, как бы он ни отнёсся к предложению. Маранцано одобрил визит к нему, а что предпримет Массерия по отношению к подчинённому и как тот будет отбрехиваться - дело сугубо личное, внутриклановое. "Нет проблем, Энцо", как ответил Чезаре на красочные речи, в которых живописались возможные кары, пытки и методы умерщвления Лучано.
Жестокий человек. Энцо даже не успел описать смерть от закармливания помеченными купюрами.
Нет проблем так нет проблем. Просто отсутствует банальное уважение к старшим, даже пожилым людям, которые вынуждены идти сквозь дождь и слякоть - и всё это, чтобы побеседовать с тридцатилетним и - Дева Мария! - с двадцатидвухлетним. Молодёжь совсем испортилась - и это не проблема, а настоящий бич эпохи.
Но Энцо и Чезаре требовали уважения к своему возрасту только для вида, а сами плевали на условности и любили рвать поведенческие шаблоны. Как говаривал их знакомец с русскими корнями: "Nogi ne otvalyatsya". По иронии судьбы он окончил свою жизнь, упав под поезд. Так что да, не отвалились, а очень даже отрезало.

Путь к кабинету хозяина ("Даже так!" - отметил Каталано мимоходом) пролегал мимо уютно обставленного зала, мимо разнаряженных барышень, каждой из которых нужно было подмигнуть, и мимо соблазнительных запахов.
- Хорошее местечко. Нужно будет сводить сюда Лукрецию, ей понравится, - хмыкнул Энцо.
Лестница на второй этаж скрипела интеллигентно, гораздо тише, чем колени Каталано. Не обращая внимания на протесты своих суставов, он преодолел последний пролёт. И без каких-либо прелюдий двинулся в кабинет.
- Добрый вечер, господа.
Обмен рукопожатиями, быстрые взгляды, искренние улыбки. Энцо уверенным шагом прошествовал к ближайшему креслу и опустился в него.
- Понимаю, наш визит мог быть неожиданным или неуместным, - сказал он, пожимая плечами, будто бы не мог взять в толк, как так случилось. - Но сначала я хотел бы сказать пару слов о Сальваторе Д’Аквила, да будет земля ему пухом. У нас всех могло быть к нему разное отношение: уважение, неприязнь, презрение или восхищение. Но сейчас он мёртв. Каждый раз, когда кто-то умирает, я задумываюсь: почему я, старая развалина, жив, а тот человек, у которого, казалось, всё впереди, примеряет свой последний костюм? На всё воля Провидения. И если Провидению угодно сохранять нас живыми, что мы должны сделать, чтоб исполнить своё предназначение? Как мы должны поступить? - Энцо поглядел каждому из присутствующих в глаза. Только сейчас можно было заметить гнёт без малого семи десятков тяжёлых лет, что выдались ему. - Я не знаю. И никто, боюсь, не знает. Остаётся только действовать согласно своим соображениям. И, раз так, - голос его неуловимо изменился, - надеюсь, господин Лучано, вы примете к рассмотрению наши предложения.
Энцо замолк, выдав, по своим прикидкам, достаточно информации как бессмысленной, так и задающей тон будущей беседе.

Отредактировано Энцо Каталано (Вс, 26 Май 2013 20:32:53)

+3

5

— Всё в порядке, дружище, держи рот закрытым и с его содержимым ничего не случится, — в ответ на красочное мнение Энцо о манере его вождения Ардженто хохотнул без единой эмоции на лице. Человек с железными нервами, полным отсутствием мимики и жестов обладал характером более непредсказуемым, чем вспыльчивый Каталано. По той простой причине, что невозможно предугадать действия человека, выражение лица которого не меняется ни при каких обстоятельствах. Впрочем, все, кому посчастливилось столкнуться с Чезаре в деле, признавали, что нет ничего страшнее его улыбки.
С тех пор, как автомобили плотно вошли в жизнь среднестатистического американца, Ардженто, освоив нехитрое мастерство вождения, обзавёлся несколькими транспортными средствами, водить которые не доверял никому, кроме себя. Собственно, транспортировать куда-либо их с Каталано бесценные тела он тоже не доверял никому, кроме себя. Говорил, что это как с путешествиями – только в гробу можно быть в безопасности. И ухмылялся.

Несколько дней назад в мире американской мафии начались глобальные перемены. Чезаре их не одобрял, но тут уж ничего не попишешь, приходилось мириться с возникшим положением дел. Дальновидный сицилиец всегда считал глупой детскую войну с «Каморрой», события же четырёхдневной давности показали, что даже мафиози «старой школы» порой заигрываются.
В тот же день, когда гибель Д′Аквилы приблизила толстяка Массерию к заветному статусу «босса боссов», Чезаре написал подробный отчёт о нью-йоркских делах Дону Вито. Вито Кашио Ферро, конечно, всегда хотел, чтобы во главе Нью-Йорка стал сицилиец, но даже происхождение не в силах прикрыть смертельную идиотичность некоторых поступков.
За четыре дня Чезаре с Энцо успели многое – разжились максимальным количеством обновлённой информации о приближённых лицах Массерии и, заручившись поддержкой Маранцано, стали подбивать клинья ко всем приглянувшимся, многообещающим и попросту полезным кадрам. Под номером один в их золотом списке шёл Чарли Лучано.

Выбравшись из машины, Чезаре вместо того, чтобы расправить плечи, привычно ссутулился. Хотел прихватить за плечо, покачивающегося по инерции друга, но молодой карьерист из сферы обслуживания опередил надёжную руку Ардженто.
— Ничего так заведение. Если здесь и кормят неплохо, можем стать постоянными клиентами, — мрачно возвестил пространство о своих намерениях Чезаре, проходя по обеденному залу, мимо аккуратных столиков. Намётанный взгляд отметил качество и количество присутствующих дам, остался доволен.
— Да, Лукреции здесь понравится.
Ардженто знал, стоило только двум старым кастелламарцам ступить на территорию Лучано, весть об этом тут же начала своё стремительное путешествие по Нью-Йорку. Однако, как уже сказал Чезаре другу в машине – «пока парнишка не с нами, его проблемы – не наше дело».

Преодолевая путь от главного хода до кабинета хозяина ресторана, Ардженто успел пару раз задремать и один раз даже всхрапнул. Дубовая дверь с резным орнаментом выплыла на визитёров из темноты коридора.
— Ирландцами пахнет. И не боится же этот Лучано крутить со всяким сбродом прямо под носом у Массерии, — негромко проговорил Чезаре, прежде чем Энцо без какого-либо предупреждающего стука зашёл в кабинет.
В отличие от друга Ардженто ограничился сухим рукопожатием и кивком. Довольная рожа Багси так и сияла в нетерпении. Хотел бы Чезаре посмотреть, как Лучано потом отблагодарит Сигеля за нежданный сюрприз.
Встав по правую руку от Каталано, Ардженто скрестил на груди руки и вперился в хозяев встречи прямым, немигающим взглядом – самое благодушное выражение лица, на которое был способен.
Говорил, как всегда, Энцо. Чезаре, выдав подобный поток слов, чувствовал бы себя потом смертельно уставшим. Зато Ардженто отслеживал реакции приспешников Массерии и был начеку. Так, на всякий случай.

Отредактировано Чезаре Ардженто (Вс, 2 Июн 2013 07:02:56)

+2

6

Чарли как раз заканчивал разговаривать с Адонисом, когда в кабинете появился Бен. Сицилиец пожал протянутую ему руку, хлопнул друга приветственно по плечу, и пока тот устраивался в кресле, подошел к столу, чтобы взять портсигар. Доставая из него сигарету, Чарли услышал за спиной слова Бена, тот известил, что сегодня, он, оказывается, будет не один. Неожиданное заявление, стоило признать, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Разминая сигарету пальцами, Чарльз повернулся к Сигелу и Джо.
«Приятели» Адониса не так давно покинули эти стены, а теперь Бенни намеревался сюда кого-то привести. «Сговорились они что ли?» - было первой мыслью.
Все-таки у Бена и Джо было много общего: примерно одного возраста, сорвиголовы, любители женщин, оба привязаны к Чарли, как к старшему брату, им даже мысли в голову приходили похожие, удивительно только почему они не ладили. Джо точно также удостоил Сигела равнодушным кивком и перевел вопросительный взгляд на Лучано.
- Я тебе позвоню, - сказал Чарли, давая понять, что Джои может идти.
- Всего хорошего, джентльмены, - попрощался тот в ответ и, сняв с вешалки шляпу, покинул кабинет.
Теперь Чарльз мог вернуть внимание Сигелу. Блеск в его глазах казался подозрительным. Ведь если это очередная глупость, принимая им за гениальную идею, то переубедить Бенни будет не просто, в особенности учитывая отсутствие Мейера. Малыш лучше остальных умел ладить с Багси, а вот Лучано мог быть излишне прямолинейным.
- Решил заинтриговать меня? – обратился он к Бенни, как бы интересуясь, к чему вся эта театральщина и почему бы не назвать имен сразу. Сюрпризов Чарли не любил и тайны из этого не делал. Хмуриться ему не пришлось лишь по той причине, что последние три дня данное выражение лица итак его не покидало.
Но Сигел превзошел не только Адониса, но и самого себя. Чарльзу не довелось долго томиться ожиданием, гости появились уже очень скоро. Это были люди Маранцано – двое престарелых сицилийцев, Каталано и Ардженто. Чарли помнил их еще с тех времен, когда был ребенком и воровал конфеты из магазина. Уже тогда они разгуливали в дорогущих костюмах и были одними из тех, кто хозяйничал в их районе. Кого-кого, а их он увидеть никак не ожидал.
Парочка крепких молодых ребят, работавших на Лучано, которые сопровождали кастелламмарцев, войдя в кабинет следом, отрапортовали:
- Мы их обыскали, босс. Они чисты.
По правде говоря, Чарли сомневался в необходимости обыска. Реши Маранцано прислать к нему убийц, те выглядели бы совершенно иначе, по крайней мере, были бы раза в три моложе и не числились бы первыми лицами в его клане. Но как говорит Мейер, лучше перебдить, чем недобдить, особенно сейчас, поэтому Чарльз благодарно кивнул ребятам и попросил оставить их одних.
Со стороны это наверно напоминало встречу старых друзей: счастливые улыбки, рукопожатия. Чарли поблагодарил всех святых, каких мог вспомнить, за то, что Каталано по старой «доброй» сицилийской традиции не полез к нему целоваться. Гробовщик же, напротив, держался сдержано, будто бы он тут просто за компанию.
Чарли взглянул на развалившегося в кресле Бена, который вообще-то мог бы и заранее предупредить о такой встрече. Не шлюх с собой привел, как-никак, а доверенных лиц Маранцано, с которым его босс на старости лет решил повоевать. Но с Сигелом он поговорит позже, а пока все внимание гостям.
- Какая честь, - Лучано насколько мог вежливо поприветствовал двух уважаемых мафиози, однако легкая растерянность по-прежнему присутствовала в его взгляде. Он категорически не понимал, какого черта тут происходит, и длинная речь консильери клана «Кастелламмарезе» понимания прибавила не так много, как хотелось бы. Тем не менее, Лучано высказал свои соболезнования в связи смертью Сальваторе Д’Аквила и пообещал прислать цветы на его похороны. Но это, разумеется, было лишь вступлением. Когда Каталано перешел к сути, Чарли кивнул и ответил:
- Выслушаю с большим интересом. - Вышибать им обоим сходу мозги Чарли не собирался. Войны хотел Массерия, а не он. Он, Чарли Лучано, не был его шестеркой и не собирался ввязываться в подобные авантюры. Заставить же его Массерия не мог, зная какие силы стоят за Лучано.
Молодой сицилиец жестом указал пожилому на свободное кресло: - вы присаживайтесь. Может, выпить желаете? – обратился к Ардженто, смотревшему на Чарли так, будто вымерял размеры для его гроба.
- Так какое у вас ко мне предложение? – он, наконец, закурил сигарету, которую держал в руке уже довольно продолжительное время, и передвинул бутылку с виски к Бенни.

0


Вы здесь » Вереск и олива » Банды Нью-Йорка » 14.10.1928. Держи друзей близко, а врагов еще ближе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC